0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Валютная ипотека как от неё избавитьсяв закладки 1

Жертвы лютой ипотеки — есть ли способ избавиться от валютной кабалы?

Валютные ипотечные заемщики — это обманутые дольщики наших дней: сами все подписали, но не рассчитали риски. Особенность финансовой драмы в том, что место ее действия главным образом Москва, а действующие лица — до недавнего времени вполне успешные люди, полагавшие, что умеют считать деньги. И по-настоящему эта драма только начинает разыгрываться.

«И вы попали? Жму руку. Вот собираюсь с духом, чтобы ходить по банкам с протянутой рукой и просить, чтобы мне реструктурировали это все. Потому что. Не, стреляться я не буду. Но стало очень тяжко выплачивать за мою брежневку немереные деньги. На эти деньги я могла бы снять очень неплохую квартиру в центре Питера. А живу на выселках. Ну да ничего, прорвемся»,— написала в начале декабря в социальной сети FB Елена Ц.

Елена — одна из валютных ипотечных заемщиков, категории граждан, экономическая ситуация которых в этом году ухудшилась драматичнее всего: курс доллара, а вместе с ним и долг вырос на 65% с начала года. «Брали 6,5 млн руб.— $265 тыс. За пять лет выплатили $100 тыс. основного долга. Сейчас должны $165 тыс.— уже 9 млн руб. И это спустя пять с половиной лет регулярных и всевозрастающих выплат! И выхода нет. Изъятие квартиры банком оставит мою семью из четырех человек без единственного жилья и с двух-трехмиллионным долгом перед банком»,— свой случай, весьма типичный, описывает Мария Л. в закрытой группе заемщиков в «ВКонтакте». «Еле хватает на еду», «впору вешаться» — такие формулировки сейчас используют в фейсбуке и «ВКонтакте» многие квалифицированные специалисты из Санкт-Петербурга и Москвы.

При всей очевидности проблем валютных заемщиков бурные дискуссии на тему, что делать, появились в Facebook только в конце ноября: видимо, доллар перешел черту, за которой ситуация для многих заемщиков выглядит катастрофичной. Появились предложения пикетировать здание ЦБ, чтобы заявить о проблеме. Похоже, в борьбе за свои права обладатели валютной ипотеки готовы занять место обманутых дольщиков, проблемы которых за последние годы более или менее уладили.

«Большинство людей сидит сейчас по углам в тихом ужасе: если будет возможность платить, будем платить, а не будет, не будем. Люди не понимают, что такое просрочка. Их нужно срочно тормошить, чтобы они шли в банк, пытались понять, что им вообще предлагают»,— призывает директор аналитического департамента ИГ «Норд-Капитал» Владимир Рожанковский.

В начале декабря Рожанковский опубликовал петицию на сайте Change.ru на имя главы ЦБ Эльвиры Наибиуллиной и руководителя Агентства по ипотечному кредитованию с требованием деноминировать валютные ипотечные кредиты. За десять дней петицию подписало 1,6 тыс. человек. «Должна быть солидарная ответственность за происшедшее всех участников — заемщиков, банков, ЦБ и АИЖК»,— говорит Рожанковский и поясняет, что требования заемщиков — изменение коэффициента конвертации кредита и ограничение повышения банками процентной ставки.

Сколько их на самом деле

Удивительно, но на сайте ЦБ, который аккуратно публикует статистику, нет данных, сколько ипотечных кредитов в валюте было выдано гражданам в 2006, 2007 и 2008 годах. Хотя именно в этот период банки охотно продавали, а граждане хватали как горячие пирожки валютную ипотеку: цены на квартиры, по крайней мере в Москве, номинировались в долларах, и зарплата у многих была к валюте привязана. Кроме того, напоминают некоторые заемщики, из-за разницы в ставках, которая в долларах была существенно ниже, чем в рублях, необходимую сумму кредита банки часто могли одобрить только в валюте.

Зампред комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков приводит довольно скромные цифры: всего на сегодня действует 25 тыс. кредитов. Это выглядит каплей в море: по данным АИЖК, на конец третьего квартала доля ипотечных кредитов в иностранной валюте составляет менее 0,1% всех выданных кредитов. «В общем объеме накопленной ипотечной задолженности в стране это 3,3%»,— отмечают в агентстве.

Рожанковский настаивает, что проблема нарочно преуменьшается: «Никто не хочет, чтобы был известен реальный масштаб катастрофы. Сейчас выясняется, что очень много людей зависло в Питере и Москве, где чуть ли не каждая третья ипотека была в валюте». По его оценкам, происшедшее коснулось «около 150 тыс. человек». Такие же цифры приводил лидер движения «Однодольщики» Виктор Мельчеков, обозначая число дольщиков в России, в то время как Минрегион считал, что их 80 тыс.

На самом деле точно можно сказать только две вещи: эпицентром проблемы стали Москва, Санкт-Петербург и Московская область, где граждане были привычны к валюте, и ситуация с выплатами ухудшается.

На Москву приходится более половины валютных кредитов — 57 млрд из 112 млрд руб. (ЦБ все данные приводит в рублях). Уровень просрочки в Москве достигает 13,5%, в Санкт-Петербурге — 9%, в Московской области — 18,5%. «Такой уровень просрочки — это уже системная проблема»,— говорит начальник управления по развитию розничного бизнеса Абсолют-банка Антон Павлов. «Если в целом по портфелю ипотечных кредитов мы наблюдаем улучшение, то по ипотечным кредитам в иностранной валюте качество ухудшается»,— добавляет директор по маркетингу Национального бюро кредитных историй (НБКИ) Алексей Волков. По словам Волкова, к октябрю 2014 года доля просроченной задолженности по валютным ипотечным кредитам составляла 14%, «тогда как в октябре 2013 года было 12%». Самое же главное — с какой скоростью эта просрочка растет: по словам президента компании «Секвойя кредит консолидейшн» Елены Докучаевой, за первые десять месяцев 2013 года она увеличилась всего на 0,5%, а за тот же период 2014-го — почти на 10%. И еще без учета, что самые сокрушительные удары по валютным заемщикам последовали в ноябре, когда рубль рухнул на 17% по отношению к доллару, и в декабре — еще почти минус 10%.

Многие заемщики пытались решить проблему весь этот год. «В первом квартале 2014 года обращений по программе рефинансирования в банк было вдвое больше, чем за весь 2013 год»,— говорят, например, в банке «Дельтакредит».

Некоторые банки уже предлагают клиентам упрощенную схему рефинансирования: не нужно, как раньше, снова подавать отчет об оценке квартиры и другие документы, сбор которых требует времени и денег, достаточно заявления и анкеты. Однако при переходе в рубли и процент сразу начисляется другой. «У нас, например, платеж после перевода возрастет почти в два раза, под 100 тыс. руб., притом что срок кредитования увеличится вдвое. То есть, даже если доллар будет стоить под 100 руб., выгоднее оставаться в валюте»,— пишет в фейсбуке Елена С.

Мечта о венгерском сценарии

Заемщики судорожно пытаются найти решение. Некоторые уже всерьез рассматривают самые фантастические варианты.

В декабре на YouTube стал набирать просмотры ролик, в котором заемщикам рекомендуют написать письмо с уведомлением в банк с отказом платить проценты и пени до тех пор, пока ЦБ не выполнит свои конституционные обязательства по поддержке стабильности курса рубля. «Говорят, что это работает»,— пишет Петр П., который, впрочем, с не меньшим энтузиазмом рассказывает, что можно обратиться через Роспотребнадзор в Торгово-промышленную палату с заявлением о форс-мажоре. В самом Роспотребнадзоре о таком впервые услышали от корреспондента «Денег», но отметили, что готовы включиться в процесс и содействовать заемщикам, которые могут привлекать ведомство, в качестве защитника их прав потребителей в суде. Другое дело, какие у них права.

«Судебная практика складывается не в пользу таких заемщиков. Они уже пытались добиться решения в свою пользу в судах общей юрисдикции, но безуспешно. Тем не менее это не значит, что перспектив нет. Возможно, если заемщики массово пойдут в суд, практика изменится в их пользу»,— отмечает старший юрист юридической фирмы «Защита недвижимости» Егор Косарев. Финансовый омбудсмен Павел Медведев признает, что и он не может помочь. «Я могу обратиться в банк, но на каждый такой запрос банки спрашивают меня: а вы придете нас защищать, когда мы не сможем расплатиться с вкладчиками в валюте?» — рассуждает он. Страховки от изменения курса валюты, которую могли бы добровольно приобретать заемщики, на рынке нет.

Вообще борьба валютных заемщиков только начинается, прежде весь протест уходил в гневные или печальные посты в соцсетях. «Мы буквально сейчас стали получать какие-то сигналы и изучаем вопрос»,— говорит депутат Аксаков. Судя по всему, законодатели плохо понимают, где в первую очередь тушить пожар, в валютной или рублевой ипотеке, объем которой в несколько раз больше и которая тоже может создать большие социальные проблемы, если снизятся доходы заемщиков и упадет рынок недвижимости. «Валютные заемщики имели преимущество: у них была более низкая ставка, чем у тех, кто брал ипотеку в рублях»,— говорит Аксаков и задается вопросом, честно ли будет по отношению к рублевым заемщикам платить из бюджета за тех, кто по сравнению с ними раньше был в выигрыше.

Тем не менее депутат не исключил, что только для тех валютных заемщиков, которые не смогут расплатиться по кредиту в результате рефинансирования, может быть реанимировано Агентство по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов, которое уже спасало ипотечников в прошлый кризис.

«Заемщики добиваются от ЦБ венгерского сценария»,— комментирует Антон Павлов требования валютных заемщиков. В сентябре этого года правительство Венгрии приняло решение о возврате гражданами банкам ипотечных кредитов с дисконтом к рыночному курсу. До кризиса 2008-2009 года в Венгрии ипотеку массово брали в швейцарских франках по минимальной ставке, но за последние несколько лет франк укрепился к форинту, и многие не смогли расплатиться по кредитам. В этом году просрочка должников достигла 19%, и суд Будапешта, по данным Bloomberg, признал практику банков несправедливой, компенсировав заемщикам потери €3 млрд на несправедливом обменном курсе.

На официальный запрос «Денег» в ЦБ с вопросом, видит ли ЦБ проблему валютных заемщиков и намерен ли что-то предпринять, пресс-служба ведомства ответила «без комментариев». Мегарегулятора можно понять: вряд ли в его интересах высказываться еще на одну болезненную тему. Во всяком случае до тех пор, пока инициативы некоторых депутатов объявить с 2016 года «кредитную амнистию» или вообще ограничить оборот долларов не оформились во что-то серьезное.

Как избавиться от ипотеки законно — обзор 4 проверенных способов

Здравствуйте! Подскажите, пожалуйста, как избавиться от ипотеки? Мы с мужем брали ипотечный кредит на квартиру в то время, когда у нас были высокие доходы. В настоящее время я осталась без работы, а зарплата у мужа сократилась. Плюс ко всему у нас увеличились расходы в связи с пополнением в семье. Таким образом платить ипотеку стало очень тяжело.

Мария, г. Севастополь.

Ипотека (или ипотечный кредит) представляет собой вид долгосрочного кредита, при котором деньги выдаются с оформлением в залог недвижимого имущества или земли.

Большие периоды кредитования и крупные суммы образуют серьёзную финансовую нагрузку в течение нескольких лет или даже десятилетий. За столь длительный период времени жизненная ситуация у заёмщика может в корне поменяться.

Самое главное – различные жизненные события могут негативно отразиться на уровне его платёжеспособности. В такой ситуации вносить платежи по ипотеке становится непросто.

Читать еще:  Где и как оформить ипотеку на таунхаус

Существует несколько ситуаций, когда заёмщик принимает решение избавиться от ипотеки:

  • С одной стороны , должники мечтают быстрее погасить кредит и вывести недвижимость из-под залога.
  • С другой стороны , немалое количество заёмщиков оказывается в ситуации, когда им становится слишком сложно обслуживать займ на имеющихся условиях.

Вне зависимости от побудивших причин заёмщику следует знать, как лучше освободиться от ипотечного кредита.

Основные цели и задачи избавления от ипотечного кредита

Далеко не все понимают, но освободиться от ипотечного бремени зачастую намного проще, чем от потребительского кредита. Однако всё определяется в первую очередь целями и задачами, которых стремится добиться заёмщик.

Чаще всего ипотечные заёмщики определяют для себя следующие цели:

  1. Сохранить залоговое имущество в собственности, но одновременно достичь внесения изменений в условия ипотечного договора. Это поможет снизить кредитное бремя и обслуживать займ на более выгодных условиях.
  2. Сохранить право собственности на недвижимость или землю и самостоятельно добиться сокращения кредитной нагрузки. Достичь этого можно при помощи рефинансирования ипотеки.
  3. Погасить ипотеку как можно быстрее. При этом заёмщику неважно, останется ли предмет залога в его собственности.

По своей сути ипотека является достаточно сложной формой кредитования. Такой займ включает два вида правоотношений: по поводу предмета залога и непосредственно по поводу кредита. Две этих части взаимосвязаны, поэтому цели, которые ставит по отношению к ним заёмщик при решении освободиться от ипотеки, также зависят друг от друга.

В большинстве случаев приходится выбирать, сохранять или нет право собственности на предмет залога. От принятого решения зависит, какие меры предпринимать в сложившейся ситуации.

Легче всего освободиться от ипотечного кредита, если заёмщик готов потерять предмет залога. При этом именно имущество сможет обеспечить исполнение обязательств.

Если же важно сохранить право собственности на недвижимость или землю, ситуация осложняется. Придётся самостоятельно найти источник для погашения ипотеки, её рефинансирования либо попытаться договориться с банком.

Прежде чем приступить к выбору способа освобождения от кредитных обязательств, следует обратить внимание на возможность решить этот вопрос при помощи страховки. Большинство заёмщиков оформляют полис страхования жизни, а также здоровья. Более того, некоторые из них оформляют страховку на гражданскую ответственность, в том числе по поводу ситуаций потери работы или сокращения уровня дохода .

Страховые выплаты могут помочь заёмщику полностью или хотя бы частично погасить ипотеку. Если полис не был оформлен, либо ситуация должника не является страховым случаем, придётся искать другой способ решения проблемы.

Как избавиться от ипотечного кредита — 4 проверенных способа

Способ освобождения от ипотечного кредита определяется в первую очередь отношением заёмщика к предмету залога. Поэтому возможные варианты разделяются на группы именно в зависимости от этого.

1) Имеется необходимость сохранить имущество

Если есть желание сохранить право собственности на предмет залога, можно решить проблему приведёнными ниже способами.

Способ 1. Реструктуризация ипотеки

Если принято решение о реструктуризации, следует обратиться в кредитную организацию с заявлением.

В заявлении о реструктуризации долга отражаются:

  • причины, мешающие погасить ипотечный кредит на имеющихся условиях;
  • документальное подтверждение сложившихся обстоятельств;
  • выражается желание оформить реструктуризацию.

Когда заявление кредитором будет рассмотрено, он примет решение и предложит варианты выхода из сложившейся ситуации:

  1. в течение определённого периода заёмщик гасит только проценты, основной долг замораживается;
  2. увеличение срока ипотеки и сокращение размеров ежемесячного платежа;
  3. сокращение процентной ставки.

Представленные варианты не являются исчерпывающими. Кредиторы разрабатывают индивидуальные условия реструктуризации, которые соответствуют сложившейся ситуации и учитывают положение заёмщика сейчас и в будущем относительно его финансового благополучия.

📎 Подробности о реструктуризации кредита — в нашей специальной публикации.

Способ 2. Рефинансирование

Рефинансирование подходит для тех заёмщиков, которые оформили ипотеку несколько лет назад, когда ставка была значительно выше. Сегодня большинство крупных банков предлагает подобные программы. Они пересматривают условия ипотеки, снижая ставку.

Однако при таком решении вопроса огромное значение имеет наличие и размер просроченной задолженности. Сначала с целью оформления рефинансирования следует обратиться к кредитору, через которого был получен ипотечный кредит. Если он откажет, можно направляться в другую кредитную организацию.

О том, как происходит рефинансирование кредита, читайте в одной из наших статей.

2) Залоговое имущество сохранять не планируется

Если для заёмщика не принципиально сохранение имущества, можно использовать другие способы для освобождения от задолженности:

Способ 3. Продажа недвижимости или земли

Прежде чем продать залоговое имущество, следует получить разрешение банка. За счёт средств, полученных от реализации, и будет произведено погашение ипотеки.

При решении продать недвижимость придётся получить согласие банка. Существует два варианта: заёмщик сам занимается реализацией имущества либо кредитор организует продажу с разрешения клиента. В любом случае банк в обязательном порядке контролирует сделку.

О том, как быстро продать квартиру, мы писали в предыдущей статье.

Способ 4. Перевод задолженности по ипотеке на другого заёмщика

В такой ситуации в первую очередь придётся получить согласие банка, выдавшего ипотеку. Кредитор проверяет нового клиента так же, как и первичного должника.

Зачастую первичный заёмщик не устраняется из ипотечных взаимоотношений. В соответствии с условиями изменённого договора этот клиент несёт солидарную либо субсидиарную ответственность по займу.

По поводу объекта залога вопрос решается в соответствии с соглашением между заёмщиком и банком. В большинстве случаев схема таких сделок разрабатывается индивидуально . После этого все условия согласуются между всеми участниками сделки. Однако основным всё-таки будет мнение банка-кредитора.

Чаще всего отношения по поводу недвижимости решаются одним из следующих вариантов:

  1. залог сохраняется за первичным заёмщиком;
  2. имущество при получении согласия кредитора переходит новому должнику, остаётся в залоге. При этом первичный заёмщик освобождается от каких-либо обязательств перед кредитором.

Возьмите на заметку! Зачастую заёмщики пытаются освободиться от ипотеки, сдавая имущество в аренду. Получаемые от арендаторов платежи при этом идут в качестве платежей по кредиту.

Однако для оформления договора аренды необходимо получить согласие банка. Но зачастую должники игнорируют это требование, договариваясь с арендатором исключительно устно. Либо они заключают договор аренды, надеясь, что банк не отменит его. В любом случае сдача в аренду ипотечной квартиры – не лучший вариант .

В качестве заключения представляем вашему вниманию краткую таблицу, которая содержит возможные способы освобождения от ипотеки.

Как я избавилась от валютной ипотеки

Пока одни валютные ипотечники безрезультатно устраивают у банковских офисов акции протеста «С петлёй на шее», другие соглашаются потерять свои квартиры, чтобы избавиться от непомерно возросшего долга. Активист движения валютных заёмщиков Ирина Сафьянова рассказала свою историю борьбы и освобождения от ипотеки, оформленной в долларах.

Своя квартира

Я оформила валютную ипотеку в декабре 2007 года, когда доллар стоил 24,5 рубля. Заняла у банка 130 тыс. долларов на 15 лет. У меня был довольно большой первоначальный взнос – 70 тыс. долларов от продажи своей квартиры в регионе. За эти деньги я смогла купить маленькую двухкомнатную квартирку в Царицыно.

Почему я называю стоимость в долларах? Это не связано с валютой моего кредита, просто в тот период Москва была долларовым городом. Стоимость квартир даже на сайтах по продаже жилья указывалась в долларах, такая же ситуация наблюдалась и в автосалонах. То есть мы привыкли тогда мыслить долларовыми категориями, доллар нас не пугал.

Изначально я планировала занять у банка 2,5 млн рублей, что было эквивалентно 100 тыс. долларов, но цены росли (а мне нужно было ещё продать квартиру в регионе), в итоге пришлось занимать значительно больше. Моих доходов уже не хватало, чтобы банк согласился одобрить нужную сумму в рублях. Но в долларах с учётом того, что по валютной ипотеке ставки были ниже, чем по рублёвой, он всё же одобрил кредит. Так что я пробовала получить ипотеку в рублях, но не получилось.

Валютные скачки

Кризис 2008 года я как-то пережила, но тогда доллар не так серьёзно скаканул. Это было очень неприятно, но вполне сопоставимо с жизнью. Я просто смирилась, что теперь буду платить ежемесячно на 5-10 тыс. рублей больше. А потом наступил 2014 год и объём моего долга, несмотря на 7,5 лет погашения, вырос более чем в два раза. Ежемесячный платёж стал равен зарплате и обслуживать кредит стало физически невозможно. На рынке недвижимости тоже произошёл серьёзный спад. Был такой момент, когда доллар был 80-85 рублей и квартира стоила вдвое меньше, чем остаток моего долга, который на тот момент составлял 100 тыс. долларов.

Паники не было, было стойкое ощущение ужаса и понимание, что нужно что-то с этим срочно делать. Впервые я об этом задумалась в сентябре 2014 года, когда вернулась из греческого отпуска, доллар тогда только-только тронулся – вот он 37 рублей, и вот он уже 38 рублей. Я как-то сразу поняла, что ничего хорошего уже ждать не стоит, позвонила в банк и попросила рефинансировать кредит. Но банк отказал, потому что при текущем курсе доллара мой платёж составит более половины зарплаты.

Тогда очень многие пытались рефинансироваться, но безуспешно по этой же причине. Зато потом, когда доллар укрепился до 50-60 рублей, банкам стало уже всё равно, какой у нас объём платежей. Они стали предлагать программы рефинансирования, при которых срок кредита растягивался до 75 лет, а размер платежа получался гораздо больше, чем половина ежемесячного дохода. Но их это уже не смущало.

Осенью 2014 года, я перевела все деньги, которые у меня были, в доллары по курсу 50 рублей. Это помогло мне продолжать вносить полную сумму платежа до марта 2015 года. Потом я стала платить лишь ту сумму, которую могла себе позволить в зависимости от текущего курса доллара, в среднем от 60% до 90% от необходимого платежа. В итоге я ушла в просрочку и в августе банк собирался подать на меня в суд, смысла платить больше не было, и я перестала. Но в октябре, то есть через год после обострения ситуации, мне всё-таки удалось рефинансировать кредит на приемлемых условиях. И до суда дело так и не дошло. Но я прошла ради этого трудный путь.

В одиночку уже не справиться

В общем рубль продолжал обесцениваться в конце 2014 года, я искала как решить свою проблему, наткнулась на группу валютных заёмщиков в социальной сети «ВКонтакте» и присоединилась к ней. Я прекрасно понимала, что в одиночку мне с банком не справиться.

Я просто постучалась в группу, из серии: «Привет, ребята! У меня тоже валютная ипотека…», мой запрос приняли. Тогда в ней было около 1 тысячи человек, а потом нас стало примерно 7 тысяч. Первое время я просто смотрела, кто и что пишет на стене, чтобы выявить вожаков. Когда я их определила, то постучалась к ним, объяснила, кто я и что умею. Я всю жизнь работала пиарщиком в финансовых компаниях, и хорошо понимала логику банков, знала, как с ними надо говорить, чтобы это звучало для них убедительно.

Сначала меня держали на дистанции, а потом добавили в чат инициативной группы, и я активно включилась в работу. Иногда мы встречались в оффлайне, но по необходимости, здесь не было какой-то периодичности, в основном же обсуждали вопросы в нашем чате и по телефону. Для меня самой это был большой опыт – оказаться в самой гуще событий, стать одним из организаторов всего этого. Кстати, там нашлись и профессиональные юристы, и экономисты. Просто поразительно как люди в сложных ситуациях умеют самоорганизовываться и действовать согласованно.

Читать еще:  Ипотека в омске

Когда в нас ещё жила вера в решение вопроса на государственном уровне, мы решили привлечь внимание властей к нашей проблеме, опубликовав письмо Путину в газете «Ведомости». Документ размещался на правах рекламы. Нужны были деньги, и мы написали пост на стене с реквизитами. Так вот девушка, которая взяла на себя роль «кошелька» – она бухгалтер в реальной жизни – получала SMS о поступлениях каждые полминуты. И необходимая крупная сумма (несколько сотен тысяч рублей) набралась всего за несколько часов.

Один участник перевёл достаточно крупную с нашей точки зрения сумму – около 20 тыс. рублей, когда в основном это были переводы по одной тысяче. А у него жена, дети, но он решил, что если вопрос с валютной ипотекой не решится, то это будет кошмар для всей его семьи, поэтому он был готов отдать последнее.

Когда борьба потеряла смысл

У нас шла работа по всем фронтам – и с Госдумой, и с Советом Федерации, и с Общественной палатой. Но надежды рухнули. Часть из нас, куда входила и я, поняла, что государство не поможет, никакого закона, обязывающего банки перевести валютную ипотеку в рублёвую на льготных условиях, принято не будет. Поэтому бороться дальше уже не имеет смысла, надо пойти иным путём и пробовать договариваться с банками – с каждым в отдельности.

Другая часть группы не была готова смириться с действительностью и играть в условиях, которые есть и изменить жизнь в рамках заданной реальности. Они решили продолжать ходить на митинги за рефинансирование по курсу на дату заключения договора, что было утопией. В итоге группа раскололась на две части. Это произошло в феврале 2015 года.

В новой группе всё было чётко организованно. В инициативную группу входила я, отвечающая за PR. Была девушка, которая отвечала за GR (отношения с государством –прим. Сравни.ру). Она всё пробивала в органах власти – в мирной жизни она эколог, работает в министерстве природы, поэтому понимает, как общаться с госорганами. Были кураторы по каждому банку из числа заёмщиков. Был человек, отлично разбирающийся в банковских вопросах – Максим Греков, который раньше был директором департамента валютной ипотеки в одном банке. Он отвечал за стратегию, все расчёты и переговоры на высшем уровне. У него самого не было валютной ипотеки, просто, когда я в ноябре 2014 года на весь Facebook кричала, что у меня всё плохо, Максим откликнулся. Он попробовал хоть как-то помочь лично мне, но безуспешно, и в итоге стал помогать всем нам. За что ему огромное спасибо!

Мы отрабатывали схемы общения с банком, разные методики, потом шли долгие переговорные процессы. Сейчас понятно, что люди, которые действительно были намерены решить вопрос, смирившись с неизбежными потерями – они в основном уже решили свои проблемы. Безусловно, есть люди, у которых и банки совсем недоговороспособные, и соотношение долга со стоимостью залога слишком разное, есть те, кому возраст не позволяет решить вопрос. И их очень жалко, но таких не так уж и много, если сопоставить с общим количеством валютных заёмщиков. А есть те, кто не готов посмотреть правде в глаза, и они сейчас ходят и закидывают свои банки лягушками. Но очевидно, что это не метод работы с банками, не метод решения проблемы. Мне больше года назад стало понятно, что какие-то акции, митинги они работают лишь с точки зрения пиара, а на переговорные процессы в большей степени влияют другие аргументы.

Первый прорыв

Качественный прорыв в нашей работе случился в сентябре 2015 года. Отправной точкой было наше исследование. Я решила, что пора достать последнюю гранату: мы провели социологическое исследование по заёмщикам одного из крупнейших ипотечных банков, где в том числе была и моя ипотека.

Я создала определённую форму, заёмщики заполнили эти анкеты, мы обработали информацию и увидели реальную картину по банку. Наше исследование показывало, что банк нарушает определённые требования регулятора к кредитному портфелю, он токсичный. Кредиты, у которых остаток ссудной задолженности больше, чем стоимость залога, должны переходить из категории залоговых кредитов в категорию беззалоговых, где совершенно другие нормативы по резервированию, они гораздо выше. В общем, ситуация была такова, что если банк не пойдёт на диалог с заёмщиками, то он просто усугубит своё пошатнувшееся положение.

Нас очень поддержала депутат от Единой России Елена Николаева. Она отправила в ЦБ письмо, основанное на нашем исследовании. И уже спустя несколько дней банк стал предлагать людям индивидуальные условия рефинансирования. Они были вполне типичные, но подробнее рассказать не могу – так как мы все подписывали соглашение о конфиденциальности.

Если в общем, то условия зависели от кучи параметров – срок, выплаченная сумма, отношение стоимости залога к остатку долга. Невозможно сказать, по какому курсу нас рефинансировали, просто часть долга списывали, а новый рублёвый кредит выдавали под процентную ставку ниже рыночной. Если остаток долга был в два с лишним раза больше стоимости квартиры, то предлагался вариант по отступному, когда человек просто отдаёт квартиру банку и с него списывается долг.

Жизнь после рефинансирования

Я не подписывала отступную, но в итоге продала квартиру. В моей ситуации гораздо выгоднее было продать квартиру, положить оставшиеся деньги на депозит, поднакопить и сначала купить что-то более дешёвое в области, возможно заняв у друзей недостающую сумму – не более 700 тыс. рублей, или опять же взяв небольшой кредит в банке, но с расчётом выплатить его за два года. А дальше уже жить в области и спокойно копить на квартиру в Москве без ипотеки.

Поэтому я продала квартиру, закрыла долг, сейчас снимаю квартиру и коплю на новую. Я не готова брать другую ипотеку. Хотя не отрицаю, что раньше я нормально жила и с ипотекой, часто путешествовала. Сейчас я живу без ипотеки и в режиме жёсткой экономии, чтобы накопить как можно больше. Стоимость аренды у меня сейчас чуть ниже, чем был платёж по ипотеке.

На всей этой истории с валютной ипотекой я потеряла больше ста тысяч долларов, но жизнь продолжается.

Мои уроки

1. В финансовой жизни лучше всегда готовиться к худшему

Никогда нельзя верить заявлениям политиков и аналитиков о том, что российская экономика растёт, рубль укрепляется и так будет всегда. В нашей стране улучшения в экономике могут быть только кратковременными. Поэтому в финансовой жизни лучше всегда готовиться к худшему. Та стратегия, которую я выбрала 8 лет назад, была ошибочной. Я рассчитывала на рост своих доходов в будущем и доверяла рублю. Сейчас я храню деньги на вкладах только в долларах.

2. Лучше не влезать ни в какие долги

Мне было важно, чтобы квартира была рядом с метро, я ведь не вожу машину. Теперь же я понимаю, что дешевле и безопаснее сначала обзавестись квадратными метрами где-то подальше от столицы, но за свои деньги, а потом уже копить на квартиру в Москве. Лучше не влезать ни в какие долги, если и брать взаймы, то максимум на два года. Ощущение, что ты на крючке у банка, ужасно.

3. Мирным путём с банком можно договориться на более интересных условиях

Если банк договороспособный, то с ним лучше решать проблемы в досудебном порядке. Это и сохранит вам время и деньги, и позволит оптимизировать финансы – не надо будет нанимать юристов. Мирным путём с банком можно договориться на более интересных условиях. Тем более, что сейчас банки стали сговорчивее, начали рефинансировать валютную ипотеку. Там поняли, что ситуацию надо решать, она сама уже не рассосётся. А для этого надо найти способ договориться. Что банку выгоднее, чтобы у него висел на балансе токсичный кредит с неликвидным залогом или пойти на некоторые уступки? Да, многие из заёмщиков подписали отступные и потеряли свои квартиры, и я тоже по сути лишилась квартиры. Другой вопрос, на каких условиях мы их потеряли.

4. Проблемы помогают разобраться в людях

В целом, весь этот период борьбы стал для меня и периодом разочарования в людях, и периодом очарования людьми. Ситуация сработала как лакмусовая бумажка. Друзья, знакомые, коллеги, сотрудники банков показали себя с разных и порой неожиданных сторон. Забавно, но мы с директором департамента по работе с проблемной задолженностью банка, где у меня и была ипотека, стали за это время чуть не друзьями. Долго были врагами, сидели друг напротив друга на переговорах и испепеляли друг друга взглядами, потом постепенно смирились друг с другом, а ещё чуть позже смогли принять тот факт, что ситуация такая, какая она есть, и её надо решать, поэтому единственный смысл для нас – это спокойно пытаться договориться. Мы так и сделали.

В итоге мы и сегодня продолжаем общаться. Иногда созваниваемся, чтобы обсудить ситуацию на рынке недвижимости и разные ипотечные дела. Недавно как раз говорили о том, что после валютной ипотеки жизнь не заканчивается, и людям, подписавшим отступные, всё равно придётся брать кредит, чтобы купить себе новое жильё, а у них кредитные истории испорченные. Это был реальный пример из жизни заёмщика другого банка, которому отказали во второй ипотеке. Но это ведь не его вина, что произошла такая ситуация на рынке, до этого он же исправно платил. В итоге удалось договориться, чтобы банк оценил его платёжеспособность без привязки к этой истории. Ещё один наш маленький прорыв!

Как мы перестали выплачивать валютную ипотеку

1 февраля 2016 в 16:08

Рубль продолжает стремительно дешеветь, что не может не отражаться на уровне жизни всех россиян. Но есть в стране группа людей, которая оказалась из-за валютных скачков буквально на грани выживания. Это валютные ипотечники: взяв несколько лет назад жилищный кредит в долларах или евро, они теперь вынуждены тянуть на себе многократно выросшие ежемесячные платежи. Несколько лет назад месячный взнос по ипотеке мог составлять 30 тысяч рублей, в то время как сейчас он приблизился к 100 тысячам рублей. Попытки договориться с банками успехом не увенчались, и на прошлой неделе ипотечники провели в Москве сразу несколько акций. Так, они перекрыли Тверскую улицу в районе Белорусского вокзала, рядом с главным офисом банка «ДельтаКредит», а также приковали себя наручниками в офисе «ДельтаБанка» на Моховой улице. Ещё один стихийный митинг прошёл у центрального офиса «Москоммерцбанка» рядом со станцией метро «Беговая» — в нём приняли участие несколько десятков человек. Все эти люди требуют пересчёта задолженности в рубли по льготному курсу.

Читать еще:  Ипотека для молодых специалистов

The Village поговорил c Татьяной Толмачёвой — валютным заёмщиком из Подмосковья и матерью четверых детей. Она рассказала о том, почему её семья несколько лет назад решилась на валютную ипотеку, как живёт в условиях слабого рубля и что собирается делать дальше.

Андрей смирный

Наша грустная квартирная история началась семь с половиной лет назад. В июле 2008 года мы взяли ипотеку в банке «ДельтаКредит». При подаче документов нам сразу сказали, что денег в рублях мы не получим, поскольку процентная ставка там выше и наших доходов на обслуживание займа не хватит. А в валюте — пожалуйста. Курс доллара тогда был 23 рубля, и мы решились. Наша квартира стоила 3 300 000 рублей. С помощью родственников мы собрали деньги на первоначальный взнос, а от банка получили оставшуюся сумму — 2 880 000 рублей, или 124 000 долларов. На эти деньги мы купили двухкомнатную квартиру в дальнем Подмосковье, в 60 километрах от МКАД. Первый платёж составил 27 тысяч рублей, что было вполне сопоставимо с ценой съёмного жилья.

Когда доллар начал расти

Проблемы начались уже в августе 2008 года, когда доллар начал расти. Практически сразу наши ежемесячные платежи стали намного превосходить платежи рублёвых заёмщиков. Мы, конечно, понимали, что долларовый кредит — это риск, и не жаловались. Просто я, сидя в декрете с годовалым ребёнком и уже беременная вторым, нашла себе подработку на дому. Однако когда доллар стал стоить 30–35 рублей, мы решили перекредитоваться в рубли. Тут нас ждал первый сюрприз: перекредитоваться — это взять новый кредит в рублях и погасить долларовый. Естественно, по текущему курсу. То есть нам понадобилось бы оформить кредит в рублях на сумму от 3 800 000 до 4 200 000 рублей в зависимости от курса доллара. Зарплаты под этот кредит уже не хватало, нам бы просто его никто не дал. Вот так мы попали в ловушку, из которой не было выхода уже тогда. Программы Агентства по ипотечному жилищному кредитованию предусматривали просто отсрочку по оплате, при этом очень несущественную, но после льготного периода — увеличение платежей и срока выплат. Поэтому мы оставили всё как есть. Доллар рос, но и зарплата росла, поэтому страшно не было.

Страшно стало в 2014 году, когда доллар вырос в два, а потом и в три раза. Это означало следующее: первые семь с половиной лет мы платили только проценты по кредиту и отдали банку больше 4 000 000 рублей. При этом наш основной долг остался практически на прежнем уровне — 110 тысяч долларов, по нынешнему курсу это почти 9 000 000 рублей. Ежемесячный платёж сейчас составляет около 100 тысяч рублей, а впереди ещё 17 с половиной лет выплат. Мы подсчитали, что за это время выплатим банку 21 000 000 рублей за «двушку» под Сергиевым Посадом.

Попытки договориться с банком и чиновниками

Все эти годы мы пытались договориться с «ДельтаКредитом» о разделении валютных рисков. Отмечу, что сами кредитные организации берут средства из «коротких» кредитов у европейских банков под 2–3 % годовых. То есть те деньги, которые мы получили, банк уже в 2008 году выплатил по курсу 2008 года и потери ему, несмотря на заверения, не грозят: речь идёт лишь о недополучении прибыли. Однако общение с банком проходило в формате монолога с нашей стороны. Ответов на многочисленные звонки и письма не было. Только когда в январе этого года мы перестали платить, нам позвонил сотрудник банка: «У вас четверо детей? А зачем вы принимали решение об увеличении состава семьи, если вы не можете платить по кредиту?» Другими словами, зачем на этом свете живёт обаятельный мальчик Саша и три прекрасные девочки Аня, Вера и Женя, если мама с папой не успевают подкидывать в топку финансового кризиса сотни тысяч рублей?! Сейчас сотрудник банка звонит нам раз в два-три дня, интересуется нашими делами.

Обычно с момента прекращения оплаты до суда проходит от трёх до шести месяцев. В суде дело рассматривают ещё два-три месяца. Гражданское дело может зависнуть в суде на срок от трёх месяцев до года, однако по искам банков судьи, как правило, принимают решения очень быстро. Поэтому через три месяца у банка на руках уже точно будет исполнительный лист об обращении взыскания на квартиру. Далее её продают с торгов, а если она не продаётся, банк оставляет жилплощадь себе. Затем приставы выселяют людей из квартиры.

Всё это время капают проценты на сумму неплатежа, поэтому долг существенно вырастает. Выглядит это так: мы не заплатили 1 200 долларов, и штраф по договору составляет 0,5 % за каждый день. К моменту следующего платежа (просрочка один месяц) мы должны 1 200 долларов за январь плюс 186 долларов штрафа. Если мы не платим и за февраль, то к марту мы должны уже 1 200 долларов за январь плюс 186 долларов штрафа за январь плюс 174 доллара штрафа за февраль по январскому платежу плюс 1 200 долларов за февраль плюс 174 доллара штраф за февраль по февральскому платежу. К апрелю будет так: 1 200 долларов за январь плюс 186 долларов штрафа за январь плюс 174 доллара штрафа за февраль по январскому платежу плюс 186 долларов штрафа за март по январскому платежу плюс 1 200 долларов за февраль плюс 174 доллара штрафа за февраль по февральскому платежу плюс 186 долларов штрафа за март по февральскому платежу плюс 1 200 долларов платежа за март плюс 186 долларов штрафа за март по мартовскому платежу.

Запасной аэродром, то есть съёмную квартиру, мы пока не ищем. Займёмся этим, когда наше выселение станет делом одного-двух месяцев. Сейчас платить за аренду пока рано.

Параллельно мы стучались в двери чиновников, но уровень лицемерия оказался непостижимым. Простых людей, которые являются налогоплательщиками, а также родителями будущих налогоплательщиков и защитников родины (про долг родине, думаю, они не забудут, когда моему бездомному сыну исполнится 18 лет), стали вдруг называть финансово безграмотными, обвинять в попытке схитрить на процентах. Мол, сами виноваты, вот и получите. И всё бы ничего, если бы не параллельная докапитализация банков (им же трудно — кризис), пересчёт аналогичных долларовых обязательств для отдельных регионов, федеральный закон о перерасчёте валютных кредитов для жителей Крыма по 36 рублей за доллар… Мы не жадные — всем нужно помогать, но осадочек остался.

Ежемесячный платёж сейчас составляет около 100 тысяч рублей,
а впереди ещё 17 с половиной лет выплат. Мы подсчитали, что за это время выплатим банку 21 000 000 рублей за «двушку» под Сергиевым Посадом

Что делать?

Какие у нас теперь перспективы? При самом оптимистичном варианте банк всё-таки пойдёт навстречу и пересчитает кредит по курсу, рекомендованному Центробанком — 39,4 рубля за доллар. Это хорошо, но будет означать фиксацию нашего долга на уровне 4 300 000 рублей. Для этого по правилам нашего банка придётся брать новый кредит, за который первые десять лет придётся платить одни только проценты без погашения основного долга. А то, что уже заплачено, безвозвратно утеряно, потому что речь идёт только о пересчёте остатка задолженности, то есть того, что ещё не оплачено. У большинства это почти весь первоначальный долг, потому что всё время мы платили только проценты. При таком раскладе общая стоимость нашей квартиры составит около 16 000 000 рублей.

Перерасчёт в рубли производится только через новый договор. То есть ты заключаешь договор на рублёвый кредит, из этих денег погашаешь старый и начинаешь заново платить проценты, как если бы пришёл в банк впервые. Но даже если не заключать новый договор, а обойтись дополнительным соглашением к старому, всё равно пересчёт произведут только остатка с даты заключения дополнительного соглашения. И никто не будет пересчитывать по новому курсу те проценты, которые вы уже заплатили в прошлом. На практике первые десять лет платишь одни проценты, и лишь незначительная часть платежа погашает основной долг. Например, мы уже выплатили банку 100 тысяч долларов (именно в долларах, по курсу на день платежа), и только около 6–7 тысяч из них ушли на погашение основного долга.

Второй возможный вариант решения проблемы — продать квартиру и отдать долг банку. Но при продаже мы получим только 3 500 000 рублей, и в этом случае остаток долга составит 5 500 000 рублей. То есть мы теряем то, что уже заплатили, остаёмся без жилья и ещё должны 5 с лишним миллионов. А если доллар ещё подрастёт, то не 5, а 10, 15 или даже 20 — и так до бесконечности. При таких платежах и необходимости снимать жильё рассчитывать на новую квартиру мы не сможем. Кроме того, наша кредитная история уже испорчена, родители, которые помогали с первоначальным взносом, стали пенсионерами, материнский капитал израсходован. Когда нас будут выселять на улицу, бдительные органы опеки и попечительства получат возможность позаботиться о бездомных детях и поместить их в детский дом.

Третий вариант — продажа квартиры с торгов банком и последующее банкротство заёмщика. В этом случае квартиру продадут за копейки, ведь на торгах цена существенно упадёт, а остаток долга будет ещё больше. При этом банкротство — это несколько лет унизительного ада, когда твоя зарплата идёт конкурсному управляющему, а он по твоей просьбе выдаёт тебе твои же деньги под объяснение, куда ты будешь их тратить. Если же твоя зарплата выше прожиточного минимума, то это означает, что платить ты всё-таки можешь. Поэтому банкротства и прощения долгов тебе не светит, а светит обычное взыскание через приставов — автоматическое списание денег с зарплаты.

Выбор из этих трёх вариантов зависит от банка: если он пересчитает нам долг в рубли по приемлемому курсу, мы согласимся. Если же нет — будем ждать выселения. Второй вариант нам не подходит. Он предполагает, что мы сами суетимся и продаём квартиру, отдаём деньги банку и ещё остаёмся должны — это какое-то садо-мазо. То есть вариант номер два плавно перетечёт в вариант номер три, но гораздо быстрее и нашими же силами. Правда, во втором варианте есть одна призрачная надежда: иногда, когда клиенты продают квартиру сами и гасят часть долга, банк может полностью или частично простить оставшуюся часть. Но это целиком и полностью зависит от банка. А если они не простят остаток долга, получив нашу квартиру? Лучше уж тянуть время в судах.

Банкротство — это несколько лет унизительного ада, когда твоя зарплата идёт конкурсному управляющему, а он по твоей просьбе выдаёт тебе твои же деньги под объяснение, куда ты будешь их тратить

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector