1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Логика действия заемов под залог недвижимости

Залог недвижимости или передача собственности: как оформить заем, чтобы не остаться на улице

Процесс приватизации жилых помещений, начавшийся с принятием Федерального закона РФ от 4 июля 1991 г. № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», вовлек жилые помещения, принадлежащие гражданам на праве собственности, в полноценный гражданский оборот. Квартиру теперь можно продать, подарить, поменять, передать в залог и совершить другие сделки. В последние годы широкое распространение получил способ оформления заемных отношений и залога для его обеспечения посредством заключения сделки купли-продажи.

Суть этого способа в следующем – владелец квартиры, нуждающийся в заемных средствах и кредитор, предоставляющий такой заем, вместо оформления предусмотренных в таких случаях договоров займа и залога недвижимости, оформляют договор купли-продажи квартиры с правом обратного выкупа этой квартиры заемщиком. Сложность механизма заключается в том, что прямо в законодательстве такого способа кредитования и обеспечения кредитных обязательств не предусмотрено. По этой причине при заключении таких сделок допускается много ошибок. При этом незащищенной стороной в этой схеме становится заемщик, часто оказывающийся на улице. Нередко неосторожные граждане становятся жертвами мошенников, хорошо подготовленными в юридических аспектах этих взаимоотношений. Какие ошибки допускают заемщики, на примерах судебной практики попробуем разобраться в этом материале.

Ошибка № 1. Оформление вместо сделки займа и залога договора купли-продажи квартиры

Первая и главная ошибка. Договору займа и способу его обеспечения – договору залога в Гражданском кодексе посвящены глава 42 и параграф 3 главы 23 соответственно. Содержанием этих сделок является получение заемщиком в собственность от кредитора имущества или денег с обязательством их вернуть в определенный договором срок. Заложенная недвижимость выступает в таком случае обеспечением возврата займа, оставаясь при этом в собственности и владении заемщика, но в залоге у кредитора – залогодержателя. В случае невозвращения займа в оговоренный срок заложенная недвижимость подлежит продаже. По общему правилу делается это через судебную процедуру обращения взыскания и продажи имущества с публичных торгов. Из вырученных от продажи средств погашается заем, оставшиеся после этого средства подлежат возврату заемщику. Оформляя же сделку займа и залога квартиры путем заключения сразу договора продажи недвижимости, весь механизм, предусмотренный законодательством для случаев, когда заемщик не справляется со своими обязательствами и заложенное имущество подлежит продаже с торгов, исключается. Как только заемщик допускает просрочку платежей (а может и не допускает, ведь кредитор теперь собственник), кредитор – собственник недвижимости вправе сразу же требовать освобождения теперь уже его недвижимости. Такая схема оформления отношений заемно- залоговых отношений никоим образом не защищает должника, и полностью отдает его во власть кредитора.

«Т. обратилась в суд с иском к С. С требованием признать мнимой сделкой договор купли-продажи квартиры, заключенный 26 августа 2013 года между Т. и С. В обоснование заявленных требований истец указала, что в августе 2013 года ей потребовалась денежная сумма в размере *** руб. Ответчик С. согласился предоставить денежные средства, предложив в обеспечение договора займа заключить договор купли-продажи квартиры с правом выкупа после возврата займа. По мнению истца, договор купли-продажи квартиры фактически прикрывал договор займа». В удовлетворении исковых требований истцу было отказано, квартира осталась в собственности кредитора.

Ошибка № 2. Отсутствие надлежащим образом оформленного соглашения о денежном займе и о праве обратного выкупа квартиры

Если заем и залог все же оформлены договором купли-продажи недвижимости, необходимо чтобы отдельно были оформлены отношения по поводу займа и праве обратного выкупа недвижимости. В противном случае суд сможет лишь констатировать факт заключения сторонами сделки купли-продажи недвижимости и любые возражения заемщика о том, что он платил по договору займа, или о том, что он вправе выкупить обратно свою недвижимость, суд оставит без внимания.

Из постановления Президиума Московского областного суда от 19 августа 2015 г. № 394 по делу № 44г-196/15, 4Г-3858/2015:

«А.В.И. обратился в суд иском о признании договора купли-продажи земельного участка недействительным, применении последствий недействительности сделки к С., А.М.П., А.В.П., ОАО «АКБ Московский областной банк», Управлению Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Московской области. В обоснование заявленных требований ссылался на то, что фактически между сторонами был заключен договор займа. Полученные в заем денежные средства он возвратил, однако заключенный с С. договор обратного выкупа данного имущества зарегистрирован не был, а участок с домом проданы С. А.М.П., которым имущество отчуждено А.В.П.». Апелляционным определением Московского областного суда в удовлетворении исковых требований было отказано, постановлением Президиума Московского областного суда от 19 августа 2015 г. № 394 по делу № 44г-196/15, 4Г-3858/2015 апелляционное определение Московского областного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в Видновский городской суд Московской области.

Ошибка № 3. Несоответствия условий договора купли-продажи о цене недвижимости реальным договоренностям

Нередко случается так, что в договоре купли-продажи квартиры, прикрывающем сделку займа и залога, стороны указывают совершенно несоответствующую действительности цену недвижимости, как правило, больше, чем заемщики получают реально на руки в качестве займа. Нет необходимости разъяснять, что так делать нельзя. Ведь даже в том случае, если сделку купли-продажи суд признает недействительной, заемщику придется возвращать именно ту сумму, которую стороны указали в договоре купли – продажи объекта.

«В ходе переговоров А. передала пакет документов на спорную квартиру, и впоследствии, А. явилась по адресу: для заключения договора займа и договора залога. Однако С. сообщил, что заем будет оформляться договором купли-продажи с обратным выкупом, а договор будет заключаться не с обществом, а непосредственно с С. Как указывает А., в договоре купли-продажи была указана цена квартиры в размере , в то время как она имела намерение получить заем в сумме ». Решениями судов по этому делу заемщик был выселен из квартиры, которую ранее продал по договору купли-продажи. Доводов заемщика о том, что таким образом заключись сделки займа и залога суды не приняли во внимание.

Следует также отметить, что практика указания в договоре купли-продажи цены большей, чем требовалась взаймы и реально была передана заемщику, многочисленна. Таким способом опытные кредиторы, занимающиеся деятельностью по кредитованию на профессиональной основе, во-первых, придают сделке купли-продажи законный вид, предвосхищая возражения заемщика, которые он может заявить в суде о том, что сумма, полученная взаймы намного меньше, чем реальная рыночная стоимость квартиры. На такие доводы заемщика искушенные кредиторы отвечают, что заемщик – продавец получил полную рыночную стоимость объекта. Во-вторых, даже если сделку продажи недвижимости суд впоследствии признает недействительной, возвращать заемщику придется ту сумму, которую стороны указали в договоре купли-продажи. Такие действия кредитора дают основания ставить вопрос об уголовно-правовом преследовании лиц, виновных в обмане заемщиков. Однако в отсутствие доказательств доводов заемщика о том, что реально им была получена значительно меньшая сумма судам и правоохранительным органам бывает сложно, а порой и невозможно привлечь мошенников к ответственности.

Ошибка № 4. Переоценка своих финансовых возможностей и переоценка юридических последствий невыплаты займа

Соглашаясь на заключение договора купли-продажи вместо договоров займа и залога, заемщик должен понимать, что права хоть на малейшую просрочку или на снисхождение за иное нарушение своих обязательств он не получит. По этой причине правильная оценка своих финансовых возможностей имеет большое значение. Действующим законодательством установлены исключения, когда кредитор не вправе требовать продажи заложенного имущества просрочившего заемщика (п. 2-4 ст. 348 ГК РФ, ст. 54.1 Закона «Об ипотеке залоге недвижимости»).

Как указывалось выше, заемщик, продавший свою недвижимость кредитору таких гарантий, предусмотренных ГК РФ и Федеральным законом от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», лишается. Нет гарантий и того, что недвижимость будет возвращена заемщику даже в случае надлежащего исполнения им своих обязательств по возврату займа.

Из апелляционного определения Московского городского суда от 18 марта 2016 г. по делу № 33-386/2016:

«В обоснование требований К.М., истец, указала, что заключила с сотрудником агентства Б. договор займа с залоговым обеспечением, по условиям которого Б., (заимодавец) предоставил заем в размере *** руб. на срок до *** г. Во исполнение условий договора займа в день его подписания *** г. К.М. заключила с Б. договор дарения доли в квартире. Несмотря на отсутствие с ее стороны нарушений условий договора займа, до истечения срока действия договора займа с залоговым обеспечением, 16.07.2014 г. Б. заключил с Н. договор дарения 1/2 доли указанной квартиры». Решениями судов по этому делу заемщику в признании недействительным договора было отказано. Собственность осталась в руках кредитора.

Заблуждением является мнение о том, что суд при рассмотрении требований кредитора о выселении просрочившего заемщика примет во внимание, что проданное таким образом жилье является единственным местом жительства должника и т.п. Для суда такие доводы значения иметь не будут.

«В обоснование иска об оспаривании договора купли-продажи истец указала, что денежных средств за продажу квартиры она не получала, акт приема-передачи был подписан формально и не отражает обстоятельств сделки, намерения продавать квартиру у нее никогда не было, она в ней проживала и проживает с семьей, иного жилья у нее нет…».

Доводы апелляционной жалобы истцов о том, что они до сих пор пользуются спорным имуществом, по мнению Судебной коллегии не являются юридически значимыми обстоятельствами при рассмотрении исковых требований истцов и не свидетельствуют о мнимости договоров купли-продажи квартиры и нежилого помещения».Как видно из текста судебного акта, заемщик была выселена из квартиры.

О способах судебной защиты

Как правило, способом защиты для заемщика избирается иск о признании сделки купли-продажи притворной сделкой (п. 2 ст. 170 ГК РФ), иногда в качестве оснований избирается довод о кабальности сделки, то есть сделки, заключенной на неблагоприятных для заемщика условиях, и применении последствий недействительности этих сделок, то есть о возвращении утраченной собственности обратно заемщику. Однако, случаи удовлетворения таких исков не часты, зависят во многом от способности истца доказать притворность сделки с помощью различных доказательств, что оказывается не просто. О квалификации притворных сделок высказался Верховный Суд в п. 87 Постановления Пленума № 25 от 23 июня 2015 г.:
«Согласно п. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, с иным субъектным составом, ничтожна. В связи с притворностью недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Намерения одного участника совершить притворную сделку для применения указанной нормы недостаточно…».

И в п. 88 того же Постановления:
«Применяя правила о притворных сделках, следует учитывать, что для прикрытия сделки может быть совершена не только одна, но и несколько сделок. В таком случае прикрывающие сделки являются ничтожными, а к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом ее существа и содержания применяются относящиеся к ней правила (пункт 2 статьи 170 ГК РФ)…».

Как видно правовые обоснования для оспаривания таких сделок имеются, однако отрицательный исход, как правило, для заемщика связан с отсутствием доказательств, возникновения заемных обязательств и вытекающих из них залоговых отношений имущества.

Читать еще:  Микрозаймы в димитровграде без проверки кредитной истории

В качестве главного совета следует рекомендовать заключать договор займа и залога недвижимости. Договоры в данном случае составляются в письменной форме, а договор залога и право залога также подлежат государственной регистрации (ст. 808 Гражданского кодекса РФ и ст.ст 10 и 20 Закона «Об ипотеке залоге недвижимости» соответственно).

В том случае, если стороны сделки все же пришли к соглашению о том, что обеспечением возврата займа должна являться передача права собственности на недвижимость заемщика, следует наряду с договором купли – продажи заключить договор, предоставляющий заемщику право выкупить свою собственность, и возлагающий соответствующую обязанность на кредитора эту недвижимость заемщику продать (как правило, это предварительный договор продажи недвижимости, но может быть заключен иной договор, отражающий обеспечительный характер передачи недвижимости в собственность кредитора). Условия об обеспечительном характере сделки продажи недвижимости также нелишним будет включить в сам договор займа.

Новости

Верховный суд (ВС) РФ вступился за права заемщиков, берущих в долг под залог недвижимости: он указал, что когда такие отношения оформляются под видом купли-продажи дома или квартиры, то суды должны тщательно разбираться, являются ли сделки настоящими, мнимыми, притворными или прикрытыми.

Такую позицию высшая инстанция обосновала в постановлениях сразу по трём делам о попытках расторгнуть подобные сделки. Эксперты отмечают, что такая принципиальная позиция Верховного суда может положить конец бизнесу «ростовщиков», которые специализируются на таком недобросовестном отъеме жилья граждан, попавших в сложную материальную ситуацию.

Мнимая сделка

Жительница Липецка заключила договор займа на 2 миллиона рублей на 1 год с условием уплаты 5% от взятой в долг суммы ежемесячно. Гарантией возврата займа должен был служить залог квартиры, принадлежащей ей на праве собственности. При этом договор залога квартиры стороны не зарегистрировали и кредитор предложил истице оформить договор купли-продажи квартиры, пояснив, что спорный договор будет являться договором залога по расписке.

В подтверждение он дал заявительнице письменное обязательство не отчуждать квартиру до 1 января 2016 года при условии своевременного исполнения обязательств по долговой расписке. А при неисполнении обязательств квартиру в течение 3 месяцев можно было продать для погашения задолженности.

В итоге женщина какое-то время оплачивала долг и проценты, а потом перестала из-за нехватки денег, и ее квартиру купили третьи лица.

Суды Липецка встали на сторону покупателей и в удовлетворении иска о признании сделки мнимой отказали. Суд первой инстанции исходил из того, что доказательств заключения сторонами договора займа в материалах дела не имеется, апелляционная инстанция согласилась с таким решением.

Но Верховный суд РФ указал, что «реальное обеспечение прав и свобод граждан правосудием предполагает безусловную обязанность суда исследовать и оценивать все возможные варианты их защиты, поскольку правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости».

Он напомнил положения статьи 170 Гражданского кодекса о том, что мнимая сделка — совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия — ничтожна (пункт 1).

Ничтожной считается и притворная сделка, которая совершена с целью прикрыть другое соглашение. А к сделке, которую стороны действительно имели в виду, применяются относящиеся к ней правила (пункт 2).

Истица со ссылкой на мнимый характер договора купли-продажи квартиры указывала на то, что при его заключении стороны подразумевали договор займа с залогом спорной квартиры.

«При таких обстоятельствах судам первой и апелляционной инстанций для правильного разрешения спора надлежало самостоятельно дать правовую квалификацию заявленным требованиям и разрешить вопрос о наличии либо отсутствии предусмотренных пунктом 2 статьи 170 ГК РФ оснований для признания названного договора купли-продажи недействительным как притворной сделки, прикрывающей договоры займа и залога», — отмечает ВС.

Другими словами, суды обязаны были установить действительные правоотношения сторон, в рамках которых покупатель квартиры дала обязательство не отчуждать ее до определённого срока, а в случае неисполнения долговых обязательств продать недвижимость в счёт задолженности. Также судам было необходимо дать оценку действиям истицы по неоднократному перечислению на счёт покупательницы крупных денежных сумм, указывается в постановлении.

Однако суды никакой оценки этим обстоятельствам не дали, тогда как они имели существенное значение для правильного разрешения спора. В результате дело направлено на новое рассмотрение в апелляционной инстанции.

Суть правосудия

Ещё одна спорная сделка, в которой пришлось разбираться Верховному суду РФ, была заключена в Ставрополе, где стороны заключили договор купли-продажи земельного участка и жилого дома на нем.

Истица указала, что попала в сложную жизненную ситуацию, поэтому одолжила 300 тысяч рублей на 1 год с условием уплаты 5% от суммы займа ежемесячно. В этот же день стороны заключили договор купли-продажи земельного участка и дома.

Из материалов дела следует, что заявительница ежемесячно платила заемщику 15 тысяч рублей, при этом она являлась фактической хозяйкой дома: оплачивала коммунальные услуги, несла бремя содержания жилья, обрабатывала земельный участок. Тем не менее заёмщик продал недвижимость и участок третьему лицу, который потребовал выселения заявительницы и членов ее семьи.

Женщина подчеркнула, что договор купли-продажи, в том числе жилого дома, являющегося единственным жилищем заявительницы и членов ее семьи, заключен как необходимое условие для получения займа в целях обеспечения возврата заемных денежных средств. При этом она продолжала осуществлять права и обязанности собственника спорного имущества, пользуясь им и неся бремя его содержания.

Жительница Ставрополя полагала, что при заключении договора стороны не преследовали цели фактического отчуждения продавцом недвижимого имущества. Между тем покупатель просил суд выселить семью истицы и обязать ее передать ему ключи.

Предгорный суд Ставропольского края удовлетворил требования истицы, посчитав сделку мнимой, претензии же покупателя он оставил без удовлетворения. Однако Ставропольский краевой суд это решение отменил и вынес новое, которым, наоборот, отказал истице и частично удовлетворил требования продавца. Апелляционная инстанция уже не увидела в сделке мнимого характера. Но ВС это мнение не разделил.

«Реальное обеспечение прав и свобод граждан правосудием (пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьи 2, 18 Конституции Российской Федерации) предполагает безусловную обязанность суда исследовать и оценивать все возможные варианты их защиты, поскольку правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах)», — отмечается в постановлении.

ВС напоминает, что суды в ходе процесса должны установить правоотношения сторон, определить, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, вынести обстоятельства на обсуждение. Эта обязанность не снимается с судей даже если стороны не ссылались на такие обстоятельства, подчеркивает высшая инстанция.

При этом суд оценивает относимость, допустимость и достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Этим требованиям гражданского процессуального законодательства апелляционное определение не соответствует: судьи не дали оценку расписке заемщика об обязанности вернуть имущество как только будет погашен долг. Также в определении не содержится выводов, по которым суд апелляционной инстанции не принял эту расписку в качестве относимого и допустимого доказательства, указывает ВС.

Между тем, по мнению высшей инстанции, этот довод являлся юридически значимым для выяснения характера возникших отношений сторон и их надлежащей квалификации в целях правильного выбора норм, подлежащих применению как при рассмотрении спора.

Дополнительная ссылка истицы на то, что договор купли-продажи недвижимости носил мнимый характер, сама по себе не исключала, что между сторонами в действительности был заключен договор залога жилого дома в целях обеспечения возврата займа. Однако этот вопрос на обсуждение сторон поставлен не был, говорится в постановлении.

Эти нарушения ВС посчитал существенными, в связи с чем отменил определение Ставропольского краевого суда и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Притворная или прикрытая сделка

В несправедливую ситуацию попали и жители Саратова, заключившие и договор купли-продажи квартиры и договор займа, по которому покупатель должен был передать им 3 миллиона рублей под 5% в месяц сроком на два года. При этом «продавцы» квартиры получили всего 2,7 миллиона рублей, а в договоре о продаже их квартиры фигурировала сумма 4 миллиона рублей, но больше денег от покупателя они не видели.

На самом же деле, по утверждениям заявителей, квартира передавалась в залог для обеспечения возврата долга и после исполнения обязательств предполагалось ее возвращение заемщикам обратно. Однако покупатель успел перепродать их недвижимость для того, как считают истцы, чтобы создать видимость добросовестности приобретения квартиры.

При этом он не предпринимал никаких действий по вселению в квартиру, не имел ключей и не нёс бремя её содержания, а продавец продолжала являться членом ЖСК, она и её дочь продолжали проживать в квартире и оплачивали все коммунальные расходы.

В связи с этим заявители посчитали сделку по купле-продаже квартиры притворной и просили отменить оба договора. Решением Волжского суда Саратова в удовлетворении их требований было отказано.

Читать еще:  Нецелевой кредит под залог недвижимости рейтинг лучших банков для заемщика

Апелляционная инстанция Саратовского областного суда это решение отменила и приняла новое, которым исковые требования были удовлетворены.

Однако ВС РФ счёл, что в ходе процесса были допущены ошибки.

Он сослался на пункт 87 постановления пленума от 23 июня 2015 года No 25, в котором разъяснено, что в связи с притворностью недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки.

«Намерения одного участника совершить притворную сделку для применения указанной нормы недостаточно. К сделке, которую стороны действительно имели в виду (прикрываемая сделка), с учётом её существа и содержания применяются относящиеся к ней правила (пункт 2 статьи 170 ГК РФ)», — указывается в решении.

Для прикрытия сделки может быть совершена не только одна, но и несколько сделок. В таком случае прикрывающие сделки являются ничтожными, а к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом её существа и содержания применяются относящиеся к ней правила (пункт 88 постановления пленума).

ВС указывает, что из содержания нормы ГК и разъяснений пленума следует, что в случае признания сделки недействительной в связи с притворностью суду необходимо установить действительную волю сторон, выяснить фактические отношения между сторонами, а также намерения каждой стороны.

При этом следует учесть, что признание договора притворной сделкой не влечёт таких последствий как реституция, поскольку законом в отношении них предусмотрены иные последствия — применение к сделке, которую стороны действительно имели в виду (прикрываемой сделке), относящихся к ней правил, напоминает ВС РФ.

Он указывает, что апелляция установила обстоятельства, свидетельствующие о притворности сделки по продаже имущества, и сделала вывод о том, что действительная воля сторон была направлена на достижение правовых последствий, характерных для залога недвижимого имущества.

«Следовательно, суду апелляционной инстанции надлежало применить к притворной сделке правила прикрываемой сделки, с учётом её существа и содержания, чего в нарушение закона и разъяснений Пленума сделано не было», — поясняет ВС.

Он также считает, что суд неправомерно уклонился от выяснения вопроса, реально ли покупатель передал продавцу денежные средства, а именно это обстоятельство и должно было повлиять на принятие решения о наличии или отсутствии оснований для признания договора купли-продажи квартиры недействительной сделкой.

Данное дело также направлено на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Комментарий эксперта

Управляющий партнёр коллегии адвокатов «Тарло и партнеры» Алексей Попов отмечает, что позиция Верховного суда сразу по трём делам свидетельствует о борьбе высшей инстанции с порочной практикой, когда недобросовестные ростовщики пользуются неблагополучной ситуацией с деньгами у граждан и отнимают у них жильё.

«Объединение позиций этих постановлений в одну историю совершенно оправданно. Все они касаются тематики предоставления займа фактически под залог недвижимости, который с целью обхода довольно сложных процедур обращения взыскания на залог завуалирован под куплю-продажу этой недвижимости. Такая недвижимость, переоформленная на заимодавца по договору купли-продажи, реализуется (продаётся) им третьим лицам по заниженной относительно рыночной стоимости цене в ускоренном порядке в случае нарушения сроков возврата займов, выданных под грабительские ломбардные проценты в условиях использования, как правило, сложного положения нуждающегося в деньгах заёмщика. Такую порочную практику, указывая на это как на противоправное поведение недобросовестной стороны, использующей неграмотность и сложившиеся тяжелые обстоятельства, вызвавшие нужду в деньгах собственников недвижимости, Верховный суд обоснованно предотвратил», — отметил Попов.

Он считает, что на примере рассмотрения конкретных дел ВС РФ «продемонстрировал недопустимость при их разрешении нижестоящими судами формального правового подхода в оценке заключённых договоров без учета фактических обстоятельств, свидетельствующих о явном притворном характере таких сделок — договоров купли-продажи квартир, имеющих своей целью в действительности прикрытие заемных отношений с залогом этих квартир».

«Несмотря на то, что граждане, вступающие в такие рискованные взаимоотношения, в принципе должны были осознавать возможные последствия, Верховный суд признал их слабой стороной, пострадавшей от действий предприимчивых ростовщиков, которые были признаны недопустимым злоупотреблением. Такая позиция в целом справедлива, поскольку обе стороны понимали, что целью совершения купли-продажи квартиры является не сделка купли-продажи в собственном смысле, а временное (заключенное на определенный срок) обеспечение возвратности займа, что было установлено на основе имеющихся доказательств и фактических обстоятельств. Следовательно, к правоотношениям сторон требуется применять положения закона о тех сделках и правоотношениях, которые стороны на самом деле имели ввиду. В этих отношениях именно граждане-заемщики оказались пострадавшими, так как именно заимодавцы получили незаконные и необоснованные выгоды и преимущества из своего положения, недобросовестно используя права «собственников» по существу заложенной недвижимости в обход положений законодательства об ипотеке, а именно, порядка обращения взыскания и реализации заложенной недвижимости в счёт погашения обеспеченного таким залогом долга», — поясняет управляющий партнёр «Тарло и партнёры».

Тем самым, подчеркивает он, Верховный суд положил конец довольно распространённому бизнесу различных некредитных учреждений и предприимчивых физических лиц — своего рода ломбардам недвижимости, — использующих подобные схемы.

«Теперь такие ростовщики-заимодавцы рискуют подвергнуться всем негативным последствиям расторжения или признания недействительными заключённых сделок с такой «залоговой» недвижимостью, которая может быть изъята у них и у последующих приобретателей, в том числе вполне добросовестных в зависимости от конкретных обстоятельств, в пользу заемщиков (бывших собственников), тогда как заимодавцам придётся довольствоваться только правом получить выданные в займы деньги, причём эти обязательства будут уже ничем не обеспечены», — полагает Попов.

Микрозаймы под залог жилья запретили. Но это не защитит от мошенников

С 1 ноября микрофинансовые организации перестанут выдавать потребительские кредиты под залог недвижимости. Закон лишил их этого права. Так пытаются защитить заемщиков, которые берут сто тысяч рублей на непредвиденные расходы или занимают десять тысяч рублей до зарплаты, а потом теряют жилье. Потому что то ли по незнанию, то ли под влиянием обмана вместе с договором займа подписали договор залога жилья.

Но это не значит, что в России вообще нельзя будет взять кредит под залог недвижимости, а заемщики перестанут терять квартиры из-за долгов. Вот как будет работать новый закон и в чем опасность.

Матчасть о микрофинансовых организациях

Потребительские кредиты в России могут выдавать не только банки, но и микрофинансовые организации.

Кредитная организация — это, например, банк с лицензией. Еще бывают небанковские кредитные организации, но лицензия ЦБ — обязательный признак.

Микрофинансовая организация — это юрлицо, которое может легально выдавать микрозаймы. Работу таких фирм контролирует ЦБ. Все микрофинансовые организации должны числиться в специальном реестре, и для них есть отдельный закон.

Есть два вида микрофинансовых организаций:

  1. Микрофинансовые компании.
  2. Микрокредитные компании.

Для них разные требования по собственному капиталу, суммам долга заемщиков и привлечению инвестиций. Например, микрофинансовая компания может привлекать деньги посторонних физлиц, а микрокредитная — только от своих учредителей. Микрофинансовая компания как бы крупнее, надежнее и ее проверяют строже, чем микрокредитную. Но все это микрофинансовые организации.

Новый закон изменил правила работы всех микрофинансовых организаций. Он касается тех заемщиков, кому проще и быстрее взять деньги не в банке, а в офисе условной компании «Деньги близко» или «Микрозаймы для всех».

МФО не могут выдавать займы под залог жилья

Для микрофинансовых организаций есть список запретов — чего они не имеют права делать. Например, никакая МФО не может выдавать займы в долларах, работать на рынке ценных бумаг, в одностороннем порядке повышать ставки или штрафовать за досрочное погашение. Микрофинансовая компания не выдаст деньги, если общая сумма долга этого заемщика превысит миллион рублей. А микрокредитная компания — если долг составит пятьсот тысяч.

Раньше. Зато любая МФО могла выдать сто тысяч рублей под залог квартиры. Человеку срочно понадобились деньги на операцию, учебу ребенка или просто на жизнь. Он приходил в МФО и брал там какую-то сумму под большой процент. Но МФО выставляла условие: дадим деньги под залог квартиры. Так как заемщик собирался отдавать деньги, он подписывал такой договор — и на его квартире появлялось обременение. Если не удавалось вовремя погасить заем, можно было остаться даже без единственного жилья.

Многим при таких договорах погасить заем не удавалось, потому что внезапно выяснялось, что проценты выше, чем обещали, а договор заемщик читал невнимательно. И вот вместо 100 тысяч рублей он уже должен 240 тысяч. И долг продолжает расти на 60 тысяч в месяц.

Для многих в такой ситуации единственный вариант погасить постоянно растущий долг — это отдать квартиру. И люди оставались на улице. Закон не мог им помочь: договор залога подписали добровольно, со стороны МФО нарушений нет.

С 1 ноября. Ни одна микрофинансовая организация не сможет выдавать физлицам займы под залог жилья, если соблюдаются такие условия:

  1. Заем выдают для личных целей, а не для бизнеса.
  2. Учредителем или акционером МФО не является государство.
  3. Потенциальный предмет залога — жилье самого заемщика или другого человека: квартира, дом, доля или право требования по ДДУ.

Даже если заемщик сам согласен заложить долю в квартире бабушки или бывшей жены, МФО не даст ему денег на таких условиях. И, возможно, не даст ни на каких других, потому что залог в виде жилья — единственная гарантия возврата.

Запрет начнет действовать только с 1 ноября

Изменение по поводу займов в МФО под залог жилья вступит в силу 1 ноября 2019 года. До этого запрет работать еще не будет. Пока все еще остается риск, что освободившийся из тюрьмы дядя, сын-алкоголик или юридически неграмотная бабушка заложит свою квартиру или долю, получив в МФО 100 тысяч рублей или даже меньше. Проблемы могут быть не у дяди и сына, а у семьи, которой принадлежит оставшаяся часть и которая не имеет отношения к долгам.

С 1 ноября в этом плане будет поспокойнее. Но это все еще не значит, что за долги не смогут забрать жилье. Комната или доля в квартире может оказаться не единственной у должника. И тогда на нее можно наложить взыскание в обычном порядке, как на любое имущество.

Читать еще:  Как правильно оформить частный займ под расписку нюансы и подробности

Договоры дарения или купли-продажи не запрещали

Запрет на займы под залог жилья все равно не защитит от мошенников и юридической неграмотности. Микрофинансовые организации, цель которых — обманом забрать квартиру, используют другие способы, чтобы отнять жилье. И этот закон от них никак не защищает.

Обычно схема такая.

При выдаче займа на сумму 100 тысяч рублей заемщику говорят, что для надежности нужно оформить в залог его квартиру. Якобы это формальность, так как долг же все равно вернут, и жилью ничего не грозит. Но вместо договора займа предлагают подписать договор дарения или купли-продажи — якобы с правом обратного выкупа. Мол, вы гасите долг — и квартира сразу возвращается. До этого вы в ней спокойно живете, это всего лишь подстраховка.

Через несколько месяцев выясняется, что проценты в разы выше заявленных, а договор на квартиру никто расторгать не собирается. Заем в МФО — сам по себе, а продажа квартиры посторонним людям — сама по себе. И вернуть жилье нельзя, потому что сделка была добровольной и заемщик должен был понимать, что подписывает.

В этом случае МФО даже не получится признать мошенниками и наказать по статье 159 УК РФ. С точки зрения закона здесь все прозрачно: вот заем, а вот купля-продажа или дарение квартиры. Собственник сам подарил ее каким-то людям. При этом он остался должен МФО.

От таких схем поправки не защищают. Будьте внимательны, если берете микрозаем и заходит речь о квартире. Найдутся те, кто использует поправки для своей выгоды: «Договоры залога запретили, но мы так хотим вам помочь деньгами, что просто обойдем запрет договором дарения. А потом аннулируем его, да и все». Это простой способ остаться без единственного жилья даже после 1 ноября.

Договоров, которые заключили раньше, поправки тоже не касаются. Если заложили квартиру в счет микрозайма, условие о залоге будет действовать.

МФО будут проверять документы и личность заемщиков через банк

Когда потенциальный заемщик приходит за кредитом или оформляет его через интернет, у него обязательно попросят паспорт. Но у кредиторов разные полномочия по проверке документа и личности. Банк может провести идентификацию клиента — то есть проверить его личность по запросу через информационные системы, учетную запись госуслуг или с помощью подтверждения по смс. Так можно убедиться, что этот человек — тот, за кого себя выдает, он не пользуется поддельным или чужим паспортом и действительно имеет доступ к личным кабинетам с авторизацией, а его электронная подпись — настоящая.

Раньше. Микрофинансовые компании могли проводить такую идентификацию по договору с банком, а микрокредитные — нет.

С 1 октября. Теперь любые МФО смогут идентифицировать клиентов по договорам с банком. С одной стороны, так сами МФО защитят себя от мошенников. С другой — от мошенников немного надежнее защищены люди, на чье имя кто-то попытается оформить микрозаем. Если МФО попытается подтвердить личность клиента банка, а он на самом деле не собирается брать кредит и не передаст свои данные, это быстро выяснится. Мошенник не уйдет с деньгами.

На сайтах, где выдают займы через интернет, идентификация по учетной записи госуслуг уже работает, причем законно. Это помогает повысить вероятность выдачи денег, но только если они реально нужны именно вам, а не мошенникам, которые получили доступ к вашим данным. На всякий случай проверьте в личном кабинете госуслуг, каким организациям предоставлен доступ для проверки.

Руководство МФО будет следить за деловой репутацией

Раньше. К руководителям и главбухам микрофинансовых компаний были требования по поводу деловой репутации. Им нельзя было иметь судимость за умышленные преступления, быть банкротами, дисквалифицированными или уволенными по статье за утрату доверия. Для микрокредитных компаний, которые тоже могут давать в долг сотни тысяч рублей, требования к руководству были гораздо мягче.

С 1 июля 2020 года. Одинаковые требования по поводу деловой репутации будут предъявляться к руководству любых МФО, даже самых маленьких. Если во главе микрокредитной компании стоит человек, который уже кого-то обманывал или часто нарушает закон, ЦБ не разрешит ей работать или заставит уволить такого директора. У заемщиков и инвесторов будет меньше рисков попасть к кредиторам-мошенникам, которые хотят не просто заработать на выдаче кредитов, а еще и забрать жилье или выставить драконовские проценты.

Но эти изменения заработают только в следующем году. Как и обязанность публиковать списки акционеров в открытом доступе на сайте.

Микрокредитным компаниям нужно иметь больше уставного капитала

Раньше. Уставный капитал микрофинансовой компании не может быть меньше 70 млн рублей. Для микрокредитных компаний таких требований не было: теоретически микрозаймы могли выдавать фирмы, у которых было 10 тысяч рублей своих денег. Когда они банкротились или не могли рассчитаться с инвесторами, взять с таких МФО было нечего.

С 1 июля 2020 года. В октябре 2019 года в законе для микрокредитных компаний тоже появится требование к минимальному капиталу. Его повысят постепенно: с 1 июля 2020 года он составит 1 000 000 Р и потом будет расти на миллион рублей каждый год. Это защитит тех людей, что вкладывают деньги в бизнес по предоставлению микрозаймов.

Требования по собственному капиталу не будут касаться МФО, которые занимаются выдачей займов для бизнеса, и тех, что учредило государство. Если собственных средств вдруг станет меньше лимита, ЦБ может исключить компанию из реестра — то есть она не сможет работать.

Еще с 2020 года будет больше требований к уставному капиталу микрофинансовых компаний. Минимальная сумма не изменится, но вносить его заемными деньгами или заложенным имуществом будет запрещено. И минимум 80% придется вносить деньгами.

Как оформить залог по договору займа и не лишиться недвижимости

Под залог можно отдавать дома, дачи, квартиры, комнаты и другие жилые помещения, земельные участки, гаражи, офисы, промышленные, складские строения. Однако получение займа или кредита под залог недвижимости сопряжено с финансовыми рисками. Как минимум – существенной переплатой, как максимум – потерей собственности.

Чтобы оформить договор займа под залог недвижимости с минимальным риском, учитывайте шесть рекомендаций:

  1. Получите согласие всех собственников недвижимого имущества перед заключением сделки.
  2. Отталкивайтесь от своих реальных финансовых возможностей.
  3. Изучите юридические последствия при невыплате займа.
  4. Убедитесь, что оформляете договор займа и залога, а не купли-продажи.
  5. Проверьте точность информации в документах.
    1. Зарегистрируйтесь в Росреестре.

Получаем согласие всех собственников

По закону, сделка считается недействительной, если нет согласия от всех собственников недвижимости. Здесь важно учитывать три факта:

  • согласие оформляют у нотариуса;
  • недвижимое имущество нельзя заложить, если у него есть несовершеннолетние собственники;
  • наличие несовершеннолетних, прописанных в квартире, не влияет на сделку.

Заключаем договор займа и залога

При оформлении сделки важно заключить договор займа и залога, а не купли-продажи. Он регулируется ГК РФ. По закону, заемщик получает от кредитора заем в виде денег или имущества, обязуясь погасить долг в течение установленного времени. Заложенная недвижимость позволяет подкрепить обязательства, не передавая прав на собственность.

Если заемщик не соблюдает сроки кредитор имеет право взыскать задолженность через суд. В этом случае недвижимость продают на публичных торгах, вырученные деньги идут на погашение долга, а остаток возвращают заемщику.

Факт: в соответствии со статьей 348 ГК РФ и ФЗ №102 «Об ипотеке», существуют исключения, при которых кредитор не имеет права инициировать продажу заложенной недвижимости. Вне зависимости от того, что заемщик просрочил выплаты или не выполнил других обязательств.

Почему опасно заключать договор купли-продажи при залоге недвижимости

Недобросовестные кредиторы предлагают оформить договор купли-продажи, при котором заемщик продает квартиру, имея право на обратный выкуп. Такой способ получения займа имеет множество минусов:

  • заемщик оказывается незащищенной стороной, поскольку законодательно такое кредитование не предусмотрено. Он лишается защиты ст. 348 ГК РФ и ФЗ №102;
  • кредитор становится собственником и получает возможность присвоить имущество при малейшей просрочке платежа;
  • нет гарантий, что недвижимость будет возвращена в собственность даже при надлежащем выполнении обязательств;
  • в большинстве случаев при судебном разбирательстве суд принимает сторону кредитора. Не учитывают даже тот факт, что рассматриваемое жилье считается единственным у истца.

Если сделку все же придется оформить через куплю-продажу, рекомендуем придерживаться следующих советов.

Как минимизировать риски при купле-продаже

  1. Оформите в отдельном порядке соглашение о денежном займе, обязанности кредитора по продаже и вашем праве обратно выкупить недвижимое имущество. Иначе суд может посчитать, что была оформлена лишь сделка купли-продажи.
  2. Правильно оцените свои финансовые возможности. При оформлении договора на продажу заемщик лишается прав даже на малейшую просрочку.
  3. Оцените юридические риски. Став собственником, кредитор оказывается в выигрышном положении. При судебном разбирательстве можно рассчитывать лишь на то, что суд признает сделку недействительной. Вследствие ее притворности (по 170 статье ГК РФ, п. 2) либо кабальности (неблагоприятные условия для заемщика). Однако это сложно доказать, из-за чего такие суд редко удовлетворяет иск заемщика.

Как действуют кредиторы-мошенники. При оформлении договора купли-продажи они устанавливают более высокую цену недвижимости, чем требовалось для займа. Это позволяет им придать сделке законный вид и минимизировать ответственность. Заемщик при любом раскладе оказывается в невыгодном положении, поскольку трудно доказать, что была выдана меньшая сумма. При этом даже если суд признает выдачу займа недействительной, придется возвращать большую сумму.

Проходим государственную регистрацию

Для регистрации договора займа и залога недвижимого имущества понадобятся следующие документы:

  • квитанция об оплате госпошлины. Физическим лицам госпошлина обойдется в 1 000 рублей, юридическим – 4 000;
  • выписка из ЕГРН о недвижимом имуществе и правах на него;
  • паспорт;
  • совместное заявление залогодержателя и залогодателя (в соответствии с ФЗ №102, ст. 20, п. 1);
  • доверенность, если регистрацией занимаются третьи лица.

С этим пакетом документов заемщику нужно обратиться в Росреестр для регистрации. Процесс занимает 5-15 рабочих дней.

Важно: если кредитор не упоминает о государственной регистрации – это повод засомневаться в его добросовестности.

Оформление договора займа и залога позволит минимизировать финансовые риски. Главное – получить согласие всех собственников, изучить документы перед подписанием и зарегистрировать их в Росреестре.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector